Летние записки. 8 июня-14 июня

Я продолжаю наблюдать за летом и за собой летней. В этом посте  —  про центральный рынок, роман с городом и отрывок из рассказа «Оборотень Глаша болеет». 

Центральный рынок

Квартира, в которой мы живем в Йошкар-Оле, находится недалеко от городского центрального рынка. Сидя на балконе, я часто смотрю на людей, с него возвращающихся. 

Женщина с новой шваброй, мужчина с пакетами фруктов и овощей, две сестры (так мне показалось) с большими пачками стирального порошка, пожилая красивая дама с небольшим пакетиком и чеком в руках (интересно, что она купила). 

В детстве каждый поход на центральный рынок был счастьем, приключением, островом сокровищ. На входе стеллажи с дешевыми солнечными очками и такими же поддельными кассетами. Тут же лоток c мороженым и еще один с лимонадом. А лимонад непростой — в пакетах, узких, прямоугольных, с тоненькой трубочкой, которой так волнительно прокалывать этот холодный пузырь.
 
Огромные бидоны — в них беляши, чебуреки и жареные пирожки с повидлом. При покупке их протягивают не в беленькой нежной салфетке, как сейчас, а в серой бумажке, по которой всегда растекается жирное пятно — от такой неполезной, но вкусной выпечки.
 

Летний рынок  —  счастье, зимний  —  боль. Особенно, если нужно покупать на нем одежду. Идешь между рядами, и вот она — та самая блузка и вторая обувь, нужные для школы. Все здорово, все нравится, но без примерки покупать нельзя. Ногу, кое-как согревшуюся после ходьбы, извлекаю из сапога, засовываю в ледяную лакированную туфельку.

«Ну как? Удобно?»  —  спрашивает толстая жизнерадостная блондинка с красными щеками. Она замотана в несколько пуховых платков, держит в руках кофе в тоненьком пластиковом стаканчике, наклоняется, чтобы проверить размер обуви, и я чувствую запах водки. 

«Удобно»,  —  вру я маме, мы приходим домой и понимаем, что купили туфли на размер больше. Ничего, подложим ватку. 


Новый проект «Летние семейные интервью» 

Пишем истории о вас и ваших близких

Узнать подробности

 


Другой город

На прошлой неделе мы карантинились на съемной квартире. 14 дней прошли, и мы переехали к родителям в деревню. Меня вкусно кормят, водят гулять в лес, а потом в баню, освобождают от всех дел, чтобы я могла поработать. А я все думаю о тех первых неделях самостоятельной жизни.

Я никогда не жила в Йошкар-Оле сама по себе. Никогда не выбирала здесь жилье, не разбиралась с бытовыми проблемами и вообще довольно мало самостоятельных решений здесь принимала. В школе это делали родители, а после я возвращалась сюда только в режиме «погостить, выспаться, поесть мамины пироги».

И вот я осталась со своим городом один на один. Лет с 15 я мечтала из него сбежать, называла «болотом» и в 18 лет все-таки уехала. Никогда не жалела о переезде. До сегодняшнего лета. 

Он такой красивый, в нем столько домов и улочек, которые я никогда раньше не видела, тихих закатов, счастливых людей, маленьких магазинчиков, вкусной и дешевой еды, много-много воздуха и комаров. Но даже они сейчас не кусают.

Это курортный роман, временная эйфория от перемены обстановки и наступившего лета, скоро пройдет, успокаиваю себя. «Останемся здесь до зимы?»  —  спрашивает Соня. 

Оборотень Глаша болеет

Писать про Глашу получается не часто, но из головы она по-прежнему не уходит. Вот отрывок из нового рассказа.

«Глаша ненавидела болеть и болела очень часто. В такие моменты она начинала проклинать свою волчью сущность: «Шляешься по лесам, ночи холодные, тебе в шерсти хорошо, а я просыпаюсь голой на лестничной клетке и часами отогреться не могу».

Муж тоже ворчал, но уже не на волка, а на саму Глашу: «Ну потерпела бы до лета. Есть же вакцина в холодильнике. Чего не хватает? Опять продуло тебя «. 

Глаша страшно бесилась от этого «продуло». В очередной раз объяснила N., что такого термина нет. Болеет она обычным ОРВИ, которое наступило после переохлаждения. А так часто это случается из-за ослабленного иммунитета, который свойственен всем оборотням в весенний период. 

Проговаривать это было не сложно. Но болеть, принимать свою ослабленность было невыносимо. Весна сводила ее с ума. Она так остро чувствовала в себе бушующую звериную энергию, но выпустить ее наружу можно было только, когда все спят. А ночь стала короче, и этого времени совсем не хватало. 

Днём сердце так шумно и часто билось под растянутой серой майкой, но руки, ноги и голова отказывались при этом нормально работать. Она жила как в горячке, подавленная ночными воспоминаниями, который всплывали отрывочно и в самый неподходящий момент. 

«Кажется, белку сегодня сожрала», — заявила она за ужином N. Он с отвращением отставил гречку с тушёнкой, помолчал, вздохнул и ответил: «Ну поешь, значит, плотнее перед выходом»

Если вам тоже нравится идея — внимательнее приглядываться к этому необычному лету и записывать все, что запомнилось за неделю, присоединяйтесь. Можно делать это как угодно: в бумажном блокноте, в телефоне или компьютере. Если готовы делиться своими историями, с хэштегом #летние_записки  я и другие участники сможем вас найти в соцсетях.

Или просто расскажите в комментариях, как у вас прошла  неделя. Мне будет интересно прочитать о вашем лете:)

Если вам понравился это пост, поделитесь с друзьями. Мне будет очень приятно!